Эскимосский волк на крыше мира. Часть вторая: Калаихум — Хорог

День второй. Наша колонна движется вдоль реки Пяндж.

Разбитая дорога все так же идет по берегу реки, только на этот раз на ней нет недостатка трафика.

Это единственная дорога, связывающая Хорог и Памир с Душанбе.

Прижимаешься к обрыву, чтобы объехать попутный перегруженный фруктами КАМАЗ-рефрижератор, или внедорожник, в котором сидит человек 10 с тюками (Рейсовых автобусов тут нет, и для памирцев это единственный способ добраться до Душанбе) и сквозь открытое окно слышишь, как по склону катятся живые камни.

В такие минуты становится не по себе…

А когда навстречу едет растянутая на несколько часов колонна китайских карьерных грузовиков, каждый разъезд и вовсе становится приключением.

По ту сторону реки – Афганистан.

Крошечные кишлаки на склонах гор – словно пирамиды, собранные из камней и прямоугольных глиняных кубиков жилые дома и хозяйственные постройки. На каменистом берегу реки на валунах сушатся после стирки коврики. Примечательно, что жизнь в Афганистане кажется через реку более устроенной и благополучной, чем там, где я еду…

Если присмотреться, то на отвесной скале над рекой можно увидеть деревянные мостки и лестницы. Горная тропа, пройти по которой совсем непросто…

На остановке перевожу дух. Вокруг — высокие скалы ущелья. Над ними — снежные шапки в пене из облаков.

Колонна на привале.

Под навесом у крошечной чайханы на разноцветных ковриках сидит водитель одного из КАМАЗов. На накрытом занавеской синем пластиковом столике — старый японский телевизор, на экране горит слово «Арбат». «О, ты из Москвы? Из какого района?», — спрашивает меня 45-ти летний Билол. Это самый частый вопрос в Таджикистане. «Я шесть лет на Петровско-Разумовской жил. Водителем работал. Сейчас вот вернулся. Садись, выпьем чаю!»

К сожалению, пить чай времени нет. Мой напарник утром почувствовал себя неважно, и его самочувствие лучше не становилось. Получаю от начальника нашей небыстрой колонны разрешение – взять на борт нашего гида, оторваться от группы и оперативно доставить коллегу в больницу города Хорог.

До него чуть больше 150 км – но дорожное полотно в чудовищном состоянии. Когда-то тут был асфальт, но в послевоенное время его обновляли далеко не везде.

То есть часть дороги ремонтировали последний раз во времена СССР…

Асфальтовые и бетонные ямы отличаются от грунтовых, у них острые края. С увеличением скорости (я же везу человека в больницу!) удары от ям становятся такими, что я начинаю опасаться, что у Amarok отвалятся колеса. Вот почему местные предпочитают ставить на свои «Крузаки» резину размером не менее 33х дюймов. Забегая вперед скажу, что с Amarok ничего не случилось — удивительно крепкая машина!

 

Да и в целом на плохих дорогах Amarok приятно удивляет – определенно, среди всех прочих пикапов, предлагаемых в России, он чемпион по комфорту, и козлит меньше. Но не стоит забывать, что моя машина – с обычными трехлистовыми рессорами (есть еще модификация heavy duty), а в кузове стоит 120-ти литровый резервуар с соляркой.

По дороге встречаются редкие села. Редкие лица — чаще всего с улыбками…

Когда дорога позволяет – еду еще быстрее. Повороты Amarok прописывает, как хороший внедорожник, позволяя в случае необходимости «дать угла» без пугающего крена. Вот она, сила постоянного полного привода с «торсеном»…

По пути встречаем мотопутешественника из Южной Кореи. Короткая остановка, приветствия, пожелания удачи – и мы мчимся дальше.

Чем ближе к Хорогу — тем лучше асфальт.

Больница города Хорог – лучшая в регионе, но по московским меркам производит пугающее впечатление. Темные корпуса. На территории на веревках сушится белье, там же пасутся коровы.

Только мастерство и опыт нашего гида позволяет вызвонить дежурного врача. Единственного на всю больницу… Но все, что может сделать высокий седовласый мужчина в советском армейском бушлате, принимающий нас в палате с двумя застеленными байковыми одеялами койками — это померять температуру, пощупать живот и развести руками. Более детальной диагностики в воскресенье тут не провести…

В итоге принято решение – срочно отправить человека автомобилем в Душанбе, оттуда, если состояние позволит, в Москву. К счастью, все прошло благополучно – и мой коллега оказался в московской больнице не слишком поздно… Но об этом я узнал лишь спустя двое суток.

А пока – беспокойная ночевка в Хороге, расположенном на высоте 2200 метров.

Продолжение следует. А пока предлагаю прочитать все посты из моего путешествия на Памир:

1. Эскимосский волк на крыше мира. Часть первая: Душанбе-Калаихум
2. Эскимосский волк на крыше мира. Часть вторая: Калаихум — Хорог

3. Эскимосский волк на крыше мира. Часть третья: Хорог-Мургаб



Текст и фото — Артем Ачкасов. Автор благодарит журнал GEO Россия за организацию участия в экспедиции.

 

 

А вы что думаете на эту тему? Делитесь мнением!

Добавить комментарий