Куда шагает экскаватор

Добыча угля открытым способом невозможна без уникальных машин, которые называются шагающие экскаваторы — драглайны.

 

В прошлой части я описывал, как происходит дОбыча угля на разрезах в Амурской области, и обещал поподробнее рассказать о машинах, которые используются для вскрыши — то есть, выемки и переноса породы, скрывающей угольный пласт.

Итак, давайте знакомиться — это шагающий экскаватор-драглайн ЭШ 15/90A. ЭШ значит экскаватор шагающий, первая цифра в индексе модели — объем ковша в кубометрах, вторая цифра — длина стрелы в метрах. Вес машины составляет свыше 1500 тонн.

Драглайн в переводе означает "тянуша". Ковш тут подвешен сложно — на двух стальных канатах (тяговом и подъемном), при помощи блока и двух цепей. Подъем и спуск ковша осуществляется при помощи подъемного каната, тяговый канат подтягивает ковш к машине. Таким образом для зачерпывания грунта и его перегрузки необходимо точное управление натяжением канатов. Данный тип ковша называется обратная лопата и предназначен для выемки породы ниже уровня установки экскаватора.

Драглайны считаются самыми сложными в управлении экскаваторами. Одним лишь управлением ковшом дело не ограничивается, ведь машинист управляет и перемещением экскаватора по разрезу по мере вскрыши. Рычаги, педали – плюс отдельный пульт для управления шаганием.

Как шагают экскаваторы? Шагающее устройство состоит из двух опорных балок-лыж, которые связаны при помощи гидроцилиндров или эксцентриковых механизмов и рамы, на которую через опорно-поворотный механизм установлена поворотная платформа.

При шагании "лыжи" выдвигаются при помощи гидроцилиндров, упираясь в грунт и приподнимая корпус экскаватора, который в этом положении слегка наклоняется в сторону стрелы; опорная рама при этом под весом машины перемещается назад. После этого гидроцилиндры поднимают "лыжи", и машина снова стоит на платформе, но уже сместившись на один шаг в сторону, обратную расположению стрелы. За час ЭШ15/90 может переместиться примерно на 60 метров.

Все эти сложности необходимы для снижения удельного давления на грунт, так как техника очень и очень тяжелая. В режиме работы давление ЭШ15/90 на грунт не превышает 100 кПа, в режиме шагания — 150 кПа, то есть меньше, чем у гусеничных экскаваторов.

При этом ЭШ15/90 — не самый крупный драглайн. Самый большим в стране был монструозный ЭШ100/100, но сейчас ни одной такой машины не сохранилось. Но как вам ЭШ40/85?

У этой машины есть ряд конструктивных отличий от ЭШ15/90. Так, в корпусе есть мощная вентиляционная установка, обеспечивающая внутри избыточное давление, защищающее от попадания пыли; стрела имеет не вантовую конструкцию, а трехгранную жесткую.

Рядом с 40-кубовым ковшом драглайна Toyota Land Cruiser 100 выглядит игрушкой.

Работают драглайны на электричестве. Десяток мощных электродвигателей приводят в действие шагающий и поворотные механизмы, тяговые лебедки и так далее. Подъем — два двигателя по 680 кВт, поворот — два по 610 кВт, тяга — 2×680 кВт, ходовой механизм 2×260 кВт, сетевой двигатель — 2000 кВт. Потребление электроэнергии очень высокое, поэтому рядом с разрезом есть своя подстанция.

Прямо с подстанции к каждому экскаватору тянется толстый кабель с напряжением 6 000 Вольт.
На практике, на один кубометр вскрыши уходит 1 кВт энергии. Если представить, что за месяц один драглайн перемещает около 300 000 кубов породы, можно прикинуть, как много электричества уходит на этот процесс. Но даже несмотря на подобные энергозатраты, добыча угля остается рентабельным делом, обеспечивающим работой тысячи людей и приносящим прибыль угольной компании.
Внутри экскаватор напоминает машинное отделение какого-нибудь океанского лайнера.

Всюду расположены двигатели, лебедки, гидроприводы, шкафы с электрическим оборудованием.

Для ремонтных работ есть мостовой электрический кран.

По бокам экскаватора 15/90 — два одинаковые кабины. Управляет машиной экипаж из трех человек — машинист и два помощника. Как я уже говорил выше, кого попало за пульт такой машины не пустят.

Обучение занимает несколько лет. Сначала полгода теории, потом полгода практики, экзамен, разряд. После этого — работа помощником, чтобы узнать матчасть не только на бумаге, а непосредственно, пощупав ее руками и сделав это неоднократно.

Розлач Александр Петрович — машинист экскаватора с 37-ми летним стажем. Работает на разрезе Северо-Восточный Райчихинского буроугольного месторождения.

— Александр Петрович, сколько вы работаете на экскаваторах?

— Да сколько себя помню! Тридцать семь лет уже.

— Что же в вашей работе вам настолько нравится, что работаете здесь практически всю жизнь?

На лице Петровича — недоумение.

— На экскаваторе — интересно же! Я привык к этому железу. На разрезе я работал и механиком, и горным мастером. После техникума пошел, да и пошло… Тут есть то, что не отпускает.

— И что не отпускает?

— Во-первых, интересно работать. Добываешь уголь. Такие объемы ворочаешь, таким гигантом управляешь. Неинтересно, что ли? А? Вон она, махина, полторы тысячи тонн! Ты сидишь, рулишь на ней.
Срок службы карьерного экскаватора составляет не один десяток лет.

Этот гигант работает годами, в две смены, без простоя, при любой погоде… (к слову, рабочий диапазон температур того же ЭШ 15/90– от -40 до +40)

Впрочем, в такой работоспособности ЭШ есть свой секрет, помимо мастерства машиниста. Обслуживание и ремонт экскаваторов не отдают на сторону.

Для этой цели у "Русского Угля" есть собственный ремонтно-механический завод, на котором могут починить любую деталь, или даже самостоятельно изготовить новую.

Подробнее о РМЗ я расскажу в следующем посте, следите за обновлениями!

А вы что думаете на эту тему? Делитесь мнением!

Добавить комментарий